Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Автор Тема: Первая русская инструкция для раскопок (находка костей <волота> 1679 г.)  (Прочитано 1468 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

VADICH

  • Администратор
  • *****
  • Репутация: +389/-3
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 4398

Отец родной:

"Доезд" сына боярского Аннецкова о результатах раскопок

Глубоко неверным является распространенное мнение, ведущее свое начало от К. Н. Бестужева-Рюмина и М. П. Погодина, что научный интерес к вещественным памятникам прошлого начинает проявляться в России лишь со времени первого заграничного путешествия царя Петра, что до этого лишь практический интерес обуславливал внимание к находкам из драгоценных металлов, которые извлекались из древних погребений Сибири и Украины, действительно многочисленными «бугровщиками».

То обстоятельство, что государство интересовалось (с фискальными целями) деятельностью артелей добытчиков бугрового золота, которые объединяя до 300 и более человек, выходили на промысел с ранней весны и до поздней осени и которыми кишели ставшие безопасными в XVII в. степи Сибири, а позже и Причерноморья, — вполне понятно, так же как и то, что этого рода интерес лучше отражен в сохранившихся письменных свидетельствах той поры (в основном, архивные материалы учреждений).

Имеются, однако, свидетельства и другого рода. Я хочу напомнить один весьма любопытный пример, уже давно ставший достоянием печати, но в археологической литературе до сих пор совершенно не использованный. Пример этот важен потому, что он говорит не об отдельной находке, а показывает, видимо, обычную для этой эпохи практику при получении сведений об интересных находках и дает образец указаний для исследований, настоящую инструкцию для раскопок.
В столбцах Белгородского стола Разрядного приказа имеется дело «о находке костей бывших людей — волотов [великанов]». Находка относится к 187 (1679) г., кратковременному царствованию Федора Алексеевича.

Интереснейшая переписка эта была опубликована еще в 1915 г. профессором Томского университета Н. И. Новомбергским в числе других документов, посвященных почти исключительно мельничному делу (разрешения на постройку, установление размера оброка, тяжбы об убытках от затопления лугов в связи с устройством плотины и т. п.), составляющих объемистый том,1 в котором она совершенно затерялась.
 
Суть дела заключается в следующем: сотник черкасского Харьковского полка города Олыпанки * Иван Демьянов сын Смороцкий, копая землю для мельничной плотины в урючище Песочный Колодец близ Олыпанки, на глубине полутора сажен, наткнулся на огромные кости, принятые им за скелет волота. В феврале 192 (1684) г., приехав по делам в Москву, он «объявил» в Разряде сохранившийся у него зуб волота. Описывая положение великана в земле, Смороцкий сообщал, что кости «лежат взначь, преж голову, и руки длиною аршин по 5, и ребра шириною по аршину, а длиною — сказать не знает, потому что те кости погнили и иструпорешили». Сообщая далее, что выкопанные кости разобраны любопытными, Смороцкий добавлял, что в земле еще остались некопан-ными кости, ноги великана, и что «те кости откопать мочно».

 
А уже 23 марта того же года из Разряда в Курск воеводе- Ивану Шеину была послана грамота великих государей, за прописью дьяка Любима Домнина, в которой предписывалось «послать по весне в те места из Курска кого пригоже», и «тому посыльному велеть того человека ноги откопать, а откопав кости измерить, какова которая кость мерою в длину и в толщину, и написать на роспись, и на чертеже начертить. Да о том к нам, в.  г., писать».
 
А 19 апреля «для досмотра, и меры, и чертежа Болотовых костей из Усть-Песочного Колодезя, где укажет Ольшанский сотник Иван Смороцкий», выехал курчанин Максим Никифоров сын Анненков. Поездка эта, правда, не увенчалась успехом. В своем доезде Анненков сообщает, что он, взяв с собою Ивана Смороцкого и «градских людей сколько человек пригоже», ездил на Усть-Песочного колодезя, причем выяснилось лишь, что «ныне на том месте тех Болотовых костей ничего нет, потому что де то место полая вешняя вода рознесла». Даже найденные ранее кости «разных городов разобрали многие люди», а имевшаяся еще у Ивана Смороцкого половина Болотова зуба в пожарное время утратилась.
 
Но дело не в результатах, а в том, что перед нами наиболее ранний известный у нас сейчас образец инструкции для археологических раскопок, преследующих, несомненно, научные, а отнюдь не узко-практические интересы. Инструкция по своему времени неплохая, и, насколько мне известно, не имеющая прецедентов на Западе в эту эпоху.

Чрезвычайно любопытным является также и то обстоятельство, что в ряде более поздних, уже XVIII в., случаев посылки для обследования древних могил, городищ, каменных баб и т. д., указания о них даются в чрезвычайно близких выражениях, говорящих о несомненной преемственности, позволяя думать, что раскопка Ольшанского волота, повиди-мому, и не первый и не единственный случай этого рода.

Обстоятельные наставления, приводимые в этой любопытной переписке, относительно того, что кости, которые «иструпорешили», т. е. плохо сохранились, необходимо предварительно «окопать», чтобы можно было взять нужные измерения, требование не только занести в «роспись» обнаруженные кости с необходимыми промерами, но и «на чертеже начертить», говорят и сами по себе не только о серьезной продуманности именно данного обследования, но о существовании уже установившейся практики, основанной на достаточном количестве прецедентов и основательном знакомстве с разного рода археологическими памятниками у русских людей XVII в.

Хотелось бы надеяться, что дальнейшие архивные разыскания доставят нам еще чертежи и описания исследований, более удачливых, чем раскопка Ольшанского волота.

Характер и объем археологических знаний русских людей XVII в. в свете приведенной переписки выступают по-новому, и дальнейшие поиски в этом направлении являются, безусловно, задачей, заслуживающей  внимания.
 
С.Н.Замятнин

 

Untitled Document

Рейтинг и друзья ресурса

Mail.ru

Яндекс.Метрика

Использование и копирование материала без согласия администратора форума, и прямой ссылки на источник запрещено (Ст.1226 - 1228)