Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Автор Тема: Иконка Дмитрия Солунского из Подмосковья  (Прочитано 770 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

VADICH

  • Администратор
  • *****
  • Репутация: +388/-3
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 4366


В археологический отдел Музея истории и реконструкции г. Москвы в 1978 г. поступила шиферная резная иконка с изображением Дмитрия Солунского, обнаруженная в южном Подмосковье (рис. 1).

Находка представляет чрезвычайный интерес — как с точки зрения иконографии, так и по эпиграфическим особенностям сохранившейся на ней надписи. Необходимо отметить, что произведения мелкой пластики из камня редко встречались при археологических работах в самой Москве и в древних городах Подмосковья, поэтому данный экземпляр заслуживает особого рассмотрения.


Узкая, продолговатая пластина шиферной иконки имеет закругленный верх, где просверлено сквозное круглое отверстие для подвешивания ее на цепи или простом гайтане. Невысоким, скругленным к фону рельефом фигура Дмитрия Солунского изображена по бедра, строго в фас, с копьем в согнутой перед грудью правой руке. Рельеф изображения сильно сглажен, но некоторые детали возможно рассмотреть. Судя по верхнему контуру головы, волосы святого были изображены волнистыми. На груди видны две косые, сходящиеся под углом складки плаща, накинутого поверх одежды и скрепленного на правом плече. Пола плаща, спускающаяся сзади за согнутой правой рукой, орнаментирована выпуклыми квадратиками между двумя врезанными линиями. Одежда Дмитрия подобрана у пояса. Нимб рельефный, гладкий, слегка заглубленный к контуру головы. По краю иконки проходит узкая рамка. Поскольку иконка имеет плохую сохранность, совершенно стерты многие детали изображения, то судить о ее датировке можно только по иконографии и эпиграфическим признакам надписи, начертанной на фоне резьбой вглубь справа от нимба.

Иконография Дмитрия Солунского как пешего воина — с копьем и мечом или копьем и щитом характерна для XII—XIII вв. В мелкой пластике она представлена на впервые публикуемой здесь каменной овальной иконке из Новгорода (рис. 2), на иконке из ГИМ, происходящей из собрания Н. М. Постникова и датируемой XIII в.3, на иконке из Каменец-Подольского музея4. На двух первых экземплярах, не одинаковых по иконографии, но близких по времени и виртуозно выполненных мастерами-профессионалами, Дмитрий представлен строго в фас, черты его лица, а также кольчужный доспех и плащ тщательно проработаны резцом. На фонах сохранились грамотные и четко вырезанные надписи. По эпиграфическим признакам новгородская иконка датируется концом XII в., а иконка из Каменец-Подольска — первой третью XIII в. Иконка из Подмосковья близка к этим ранпим экземплярам. Этот иконографический извод идет от тех византийских образцов с изображением пеших воинов, которые представлены известными шиферными иконками XII  в. из Херсонеса \ особенно иконкой с изображением Георгия.
 
В искусстве великокняжеской Москвы также известны изображения пеших воинов Георгия и Дмитрия, например на иконке из музеев Московского Кремля, происходящей из Успенского собора во Владимире (рис. 3 и 4). Но на этот образец уже повлияли иконописные приемы, известные мастерам мелкой пластики. Дмитрий представлен в трехчетвертном повороте, с торжественно поднятым на правое плечо мечом, в условно переданных, скорее живописных, доспехах. Моделировка округлого лица достигается уже иными средствами, в более обобщенной манере. Изображенный на обороте Георгий представлен в фас, с копьем и щитом, но контур его фигуры более расплывчатый и живописный по сравнению со строгими, четко отработанными линиями фигуры Дмитрия из Подмосковья. Четко начертанные резцом вглубь надписи имеют эпиграфические признаки конца XIV — начала XV в.: чертой, спускающейся ниже строки. В слове Д М I T Р Е нет буквы Ь после Д, т. е. слово произносится с твердым звуком Д в отличие от новгородской иконки с надписью «ДЬМНТРI».

Наблюдение над иконографией заставляет отнести найденную в Подмосковье иконку ко времени более раннему, чем XIV в. Для датировки здесь могут быть использованы эпиграфические особенности надписи. Буква Д почти квадратная, с верхней частью в виде прямоугольного треугольника, с отсечкой черточкой влево, М — с округлыми плечиками, с короткой левой мачтой и петлей в строке, Р — с маленькой округлой головкой, И - - начертанное дважды, широкое, квадратное, с прямой перекладиной (вертикальные мачты имеют отсечки маленькими черточками то вправо, то влево, образованные слабым поворотом резца) — все эти признаки указывают на XIII в. Однако в данном случае мы можем говорить только о широкой датировке в пределах века, так как для более узкой даты нет достаточных оснований.

Первоначально иконка, несомненно, была в оправе, и лишь после ее утраты просверлили отверстие для шнура, нарушившее внутренний абрис рамки и нимба. Утрата деталей рельефа иконки — это результат ее длительного использования владельцами.

Дмитрий Солунский издавна считался покровителем воинов8. Уже в «Повести временных лет» он упомянут как защитник киевского князя Олега от вероломства греков при его нападении на Константинополь.
 
Во Владимире, Новгороде, Пскове и других городах во имя Дмитрия Солунского освящались соборы и церкви.

Дмитрий Солунский был патрональным святым великого князя владимирского Всеволода Юрьевича Большое Гнездо (1176—1212), в крещении Дмитрия. Он создал во Владимире «на дворе своем» собор Дмитрия Солунского, «оукраси ю дивно иконами и писаньем и принесъ доску гробную изъ Селуня Стаг мчнка Дмитрия мюро непрестанно точащю на здравье немощным в той цркви постави и сорочку того ж мчнка ту же положи...» " Мощи Дмитрия Солунского мы находим во многих суздальских ковчегах-мощевиках12. На гробной доске Дмитрия, привезенной Всеволодом из Солуни и водворенной в Дмитриевском соборе, фигура святого-воина была изображена стоящей во весь рост, о чем можно судить по более поздней записи.

Вновь культ Дмитрия Солунского приобрел актуальность на Московской земле. Церковь Дмитрия Солунского в Кремле во времена Ивана Калиты стала приделом Успенского собора, причем это, несомненно, было связано со стремлением напомнить Дмитриевский — второй прославленный храм Владимира"'. По Львовской летописи, в стене этого придела в Успенском соборе Московского Кремля в 1326 г. было совершено захоронение убитого московского князя Юрия Даниловича15. В 1380 г. по повелению великого князя Дмитрия Ивановича из владимирского Дмитриевского собора в Москву вывозится икона Дмитрия Солунского16. Совершенно очевидно, что почитался он не только как патрональный святой великого московского князя Дмитрия Ивановича Донского, но и как покровитель воинов, участвовавших в Куликовской битве с татарским ханом Мамаем, о чем красноречиво свидетельствует Никоновская летопись17. К концу XIV—началу XV в. можно отнести иконку с Дмитрием и Георгием, связанную уже с рублевским периодом в истории московского искусства.
Что же касается ранней иконки с изображением Дмитрия Солунского, потерянной на берегу р. Речицы у древнего поселка, то вполне возможно, что она могла быть фамильной реликвией одного из тех воинов, что находились в стане московского великого князя.
 
В данном случае для нас очевиден ранний иконографический извод Дмитрия Солунского из Подмосковья, воина-покровителя русских полков, связанный с домонгольским искусством Киева и Владимиро-Суздальской Руси.
 
А.Г.Векслер
Т.В.Николаева
 



 

Untitled Document

Рейтинг и друзья ресурса

Mail.ru

Яндекс.Метрика

Использование и копирование материала без согласия администратора форума, и прямой ссылки на источник запрещено (Ст.1226 - 1228)